Обменный пункт

Как американские индейцы стали католиками?

Мистика
Payeer

Как американские индейцы стали католиками?

В отличие от множества православных и протестантских конфессий, католическая церковь кажется монолитной и однородной по всему миру. Действительно, все католики подчиняются папе римскому, но обряды, а порой и веру, зачастую понимают по-разному…

Как американские индейцы стали католиками?

Католическая церковь, в лоно которой вошли уже все европейские народы, переживала кризис — нести свет веры ей больше было некому, разве что бороться с собственными диссидентами, которые норовили из этого лона ускользнуть. Но тут в 1492 году мореплаватель Христофор Колумб открыл Новый Свет. Это был, несомненно, знак свыше. И в Вест-Индию, как тогда называлась Америка, потекли миссионеры — испанцы и португальцы…

Через Атлантику

В XVI веке колонизацией Нового Света занимались две страны — Испания и Португалия. Корабли только двух этих европейских государств совершали регулярные рейсы к берегам Южной и Центральной Америки. Причём борьба за первенство в освоении заокеанских земель велась не только между государствами, но даже между святыми отцами, принадлежавшими к разным религиозным орденам. Борьба была настолько яростная, что папам приходилось издавать буллы, в которых запрещалось размещать, так сказать, в шаговой доступности друг от друга монастыри доминиканцев и францисканцев! И испанцы, и португальцы были ревностными католиками, так что к тому времени, как колонизацией «Индий» занялись немцы, голландцы и англичане, индейцы были уже евангелизированы на католический лад. Недаром и сегодня наиболее востребованная в Южной Америке христианская конфессия — католицизм.

Миссионеры XVI века, явившиеся нести слово Божье американским аборигенам, были людьми особого склада. Материальные ценности их не интересовали. За редкими исключениями они вели аскетический образ жизни, были широко образованы и относились к своим духовным чадам с искренней любовью — не как к кровожадным дикарям, а как к детям, которых нужно наставить на путь истинный. Масштабы предприятия их не пугали, скорее — радовали. Они объясняли, в кратчайшие сроки освоив языки аборигенов, кто такой Иисус, что такое рай, что такое ад, как после смерти достичь одного и спастись от другого. Потом строили церковь, устанавливали в ней распятие, начинали вести богослужения. И открывали школы для местных детишек, справедливо полагая, что кадры решают всё.

Евангелизация аборигенов

С евангелизацией взрослого населения дела обстояли несколько сложнее. Ведь обращение в новую веру проходило на фоне военных действий. Миссионеры приходили в индейские поселения и города не как странники или учителя, а вместе с отрядами конкистадоров. Те тоже, вне сомнения, были ревностными католиками, но прежде всего они были солдатами на королевской службе, то есть отправились за океан сражаться — умирать и убивать плюс добывать для короны новые земли и новые богатства. Испания совсем недавно освободилась от мавританских завоевателей, исповедовавших ислам, и война за океаном была для них продолжением богоугодного дела — Реконкисты. И святым отцам приходилось убеждать будущую паству, что, хотя вся эта кровь льётся во славу Божью, Бог милостив и любит своих детей. Одними словами, запас которых был ограниченным, сделать это было просто невозможно. И они старались делать добрые дела. Учили, лечили, кормили, поддерживали материально.

Интересно, что инициатива обращения американских язычников в христианство исходила от Ватикана, который специальной буллой обязал «католических королей» Фердинанда и Изабеллу провести евангелизацию туземного населения. Взамен им было даровано право патроната над церковью, то есть они могли самостоятельно назначать духовенство на должности в колониях или перепоручать это Совету по делам Индий. Без разрешения этого Совета ни один священник не мог выехать в колонии, не мог там проповедовать и не мог возвратиться в Испанию. От королевских величеств зависел весь ход миссионерской деятельности — строительство церквей, распределение доходов.

Надо сказать, «католические короли» смогли обуздать алчных латифундистов, считавших, что у индейцев нет души и потому их можно беспощадно эксплуатировать. Их величества заявили, что, как только индейцы принимают католическую веру, они становятся такими же людьми, как испанцы. Вероятно, не проникновенные проповеди миссионеров, не строительство школ и больниц, а распоряжение короны, что крещёный индеец мгновенно становится человеком, и заставили инков, майя и ацтеков охотно порывать с язычеством. Правда, как доносили современники, расставались с язычеством они специфически: когда миссионеры заставляли их ставить кресты на всех пересечениях дорог, те предусмотрительно зарывали под крестом фигурку языческого бога; или же ставили фигурку Христа среди языческих божков. Один из колониальных священников доносил генеральному инквизитору Испании: «В королевстве Перу столько свободы для извращения и греха, что, если нам Господь Бог не придёт на помощь, то опасаемся, что эти провинции станут хуже, чем Германия» (в Германии тогда активно распространялось лютеранство).

Особые верующие

В испанских колониях прижилось католичество. Но оно там сложилось с местным окрасом. Конечно, в чем-то виноваты сами святые отцы. Они охотно использовали местные культы, чтобы постепенно перевести их в католическое русло. Характернее всего, конечно, создание латиноамериканского культа Девы Марии, который начал стремительно распространяться там с 1531 года. Посчитайте сами: с 1492 года прошло всего-то 39 лет.

Дело было так. 9 декабря 1531 года немолодой ацтек Куаухтлатоатцин, получивший в крещении имя Хуан Диего, шёл на мессу в Тлателолко мимо холма Тепейяк, как вдруг увидел на её вершине небесной красоты женщину. Эта женщина ласково представилась, что зовут её Святой Девой Марией из Гваделупы и что она мать Иисуса Христа. Индеец был ошарашен. Но Дева Мария сказала, что Хуан Диего должен идти в Теночтитлан к епископу и передать тому, что она желает построить на вершине холма, где прежде было разрушенное испанцами языческое святилище богини плодородия Тонатцин, церковь Святой Девы Марии Гваделупской. Епископ рассказу не поверил. Опечаленный Куаухтлатоатцин поплёлся домой.

Проходя мимо холма, он снова увидел красавицу. Индеец сообщил ей, что епископ ему не поверил, а она снова велела ему идти к епископу. И это посещение епископа оказалось бесплодным. На другой день Хуан Диего собирался пойти на холм, но тут вдруг заболел его дядя, и ему пришлось провести целый день у постели умирающего, а потом отправиться за священником другой дорогой, не мимо холма, и о Деве Марии он даже не думал. Но Дева Мария явилась ему опять и сказала, что дядя его уже здоров, а ему, Хуану Диего, следует немедленно подняться на холм, взять там оставленный ею знак и отнести его немедленно епископу. Индеец отправился на вершину холма Тепейяк. Там, хотя была середина декабря, цвёл несказанной красоты розовый куст. Хуан Диего срезал несколько роз, завернул в свой плащ и пошёл в Теночтитлан. Когда Хуан де Сумаррага развернул плащ, чтобы посмотреть на декабрьские розы, он увидел на плаще лик Богоматери.

Вскоре у подножия холма появилась часовенка, а со временем и большой храм Девы Марии Гваделупской. Плащ с проступившим на нём ликом стал храмовой святыней. Индейцы стали массово принимать крещение.

Журнал: Загадки истории №27, июль 2022 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Елена Филиппова

Источник: ufospace.net

Оцените статью
Добавить комментарий